П. Рыженко диорама "Великое стояние на Угре", фото

Стояние на Угре: свержение ордынского ига

Стояние на Угре завершило период ордынского владычества над Русью. Но от Куликовской битвы и до этой знаменательной даты произошло ещё много трагических событий. Ослабление Орды и усиление Руси были насквозь пропитаны кровью, сопровождались хитрыми дипломатическими ходами, заключёнными союзами и предательствами.

Нашествие Тохтамыша

Победа на Куликовом поле не принесла полного освобождения от ордынского ига. Уже в 1382 г. соперник Мамая, чингизид Тохтамыш потребовал дани от Дмитрия Донского. Интересно, что Тохтамыш поблагодарил Дмитрия за помощь в устранении узурпатора, но напомнил, что с приходом к власти в Орде его, законного хана, Русь обязана возобновить выплату дани. Дмитрий, с почётом приняв ордынских послов, от уплаты уклонился. Тогда Тохтамыш решает силой восстановить власть над Русью, причем его поход был своеобразным «блицкригом».

Сначала в Казани перебили или арестовали русских купцов, чтобы предотвратить утечку информации о походе. Затем скрытно и стремительно войска татар двинулись на Москву. Рязанский князь Олег на этот раз вступил на путь сотрудничества с ордынцами — указал броды на Оке, за что Тохтамыш не тронул его земель, а обошел Рязанское княжество с востока. Впрочем, возможно, он просто спешил к Москве. Что же касается позиции Олега, то заметим, что многие князья отказались выступить против Тохтамыша, и не только ввиду нехватки сил — велики были потери на Куликовом поле — но и потому, что в отличие от Мамая, Тохтамыш был легитимным правителем Орды.

В.С. Смирнов "Вторжение Тохтамыша на Русь", фото
В.С. Смирнов «Вторжение Тохтамыша на Русь».

Несмотря на секретность и быстроту похода татар, Дмитрий все же получил известия о надвигающейся угрозе, но слишком поздно. В Москве поднялась паника. Дмитрий вывел войско из города, но повернул его на север — в Переяславль, затем в Кострому, чтобы собрать дополнительные силы. Великая княгиня Евдокия с детьми тоже укрылась в Костроме. Оборону Москвы возглавил князь Остей, один из внуков Ольгерда, состоявший тогда на русской службе.

24 и 25 августа 1382 г. Тохтамыш пытается штурмовать город, но безуспешно — белокаменный Кремль оказался неприступен, а москвичи показали большое искусство стрельбы из осадных самострелов, а также нового оружия — пушек, так называемых «тюфяков» — «…иные тюфяки, а иные пушки великие пущаху». Любопытно, что, согласно «Повести о нашествии Тохтамыша», москвичи чувствовали себя в безопасности:

 

«и напивались допьяна и, шатаясь, похвалялись, говоря: «Не страшимся прихода поганых татар, в таком крепком граде …ведь страхом двойным одержимы они: из города — воинов, а извне — князей наших».  И потом вылезали на городские стены и бродили пьяные, насмехаясь над татарами, бесстыдным образом срамили их, слова разные выкрикивали, исполненные поношения и хулы».

Тохтамыш под Москвой, фото
Тохтамыш под Москвой. Анонимный автор — http://www.akteon-elib.ru/LITsIeVOI-LIeTOPISNYI-SVOD-Russkaya-letopisnaya-istoriya-Kniga-10/#14

Однако буквально на следующий день ордынцы прибегли к хитрости. Вероятно, Тохтамыш в самом деле стремился побыстрее закончить дело, опасаясь подхода Дмитрия с войском.  26 августа к кремлевским воротам подошли парламёнтеры, в составе которых были родные братья великой княгини Евдокии Василий и Семен, а также нижегородские княжичи. То, что произошло далее, вызывает удивление и вопросы, а так ли все было на самом деле. «Повесть о нашествии Тохтамыша» рассказывает, что горожане поверили в заявления послов, что Тохтамыш не гневается на москвичей и просит лишь показать ему городские достопримечательности.

Когда ворота были открыты, ордынцы ворвались в город и начали жесточайшую резню. В такую доверчивость верится с трудом — слишком хорошо к этому времени на Руси знали о вероломстве татар. Но так или иначе, Москва была разграблена и сожжена. Войско Тохтамыша разделилось на отряды и ограбило еще ряд городов, однако крупный отряд татар потерпел поражение от героя Куликовской битвы Владимира Андреевича Серпуховского. Тогда Тохтамыш, не дожидаясь подхода основных сил Дмитрия, увел войско из русских земель, ограбив по пути Рязанское княжество.

Дмитрий вернулся в сожженную Москву. Масштабы потерь были ужасающи. Летописные данные расходятся, по Рогожской летописи, было убрано 10 000 трупов, по Воскресенской — около 24 000. М.Н.Тихомиров считает, что данные Рогожской летописи более достоверны, а население Москвы он оценивает в 20 000 человек. Получается, что погиб каждый второй москвич.

Интересно, что Тохтамыш первым заговорил о мире — уже осенью 1382 г. его посол Карач прибыл в Москву. Дмитрий выплатил дань за два года, а Тохтамыш закрепил великое княжение за его потомками. Весной 1383 г. сын Дмитрия Василий побывал в Орде. После смерти Дмитрия Донского в 1389 г. Василий получит подтверждение права на великокняжеский стол через ханского посла Шихмата.

Русь набирает силы

Таким образом, нашествие Тохтамыша продлило период зависимости от Орды, продлило почти на сто лет. Однако эти годы прошли не напрасно. Русь набирала силы. Василий Дмитриевич, иначе Василий I, присоединил к Москве Нижегородское княжество, выкупив в Орде право на него, и Малую Пермь – так назывались земли по р. Вычегде. Выкупил он также Городец, Тарусу, Муром и Мещеру. Будучи женатым на единственной дочери грозного литовского князя Витовта  Софье, в 1392 г. заключил союз с Литвой. Когда в 1395 г. армия Тамерлана, воевавшего с Тохтамышем, вторглась в московские пределы, Василий прекратил выплаты Орде.

Однако, дойдя до Ельца (по одним источникам, разорив его, по другим — нет), Тамерлан ушел, и Василий вновь начал платить дань. Вскоре, в 1408 г., на Русь  пришел Едигей. Этому предшествовал ряд событий. Вначале хан Тимур-Кутлуг разбил Тохтамыша и занял ордынский престол. Тохтамыш, кстати, ушел в Литву, и еще в 1399 Едигей разгромил на р. Ворскле Витовта с Тохтамышем, а в конце концов Тохтамыш погиб в одном из сражений с Едигеем. На Ворскле Едигей действовал в союзе с Тимур-Кутлогом, но в 1400 г. убил его и сам сел на трон.

В 1405 г. умер Тамерлан, что упрочило положение Едигея. Он решил восстановить зависимость Руси от Орды в полном объеме. Следуя старинному правилу «Разделяй и властвуй», Едигей поссорил Василия с Витовтом. Война Руси и Литвы принесла большие проблемы обеим сторонам, значительно их ослабив. Тогда в 1408 г. Едигей сам напал на Русь. Однако, дойдя до Москвы, взять он ее не смог и, получив 3000 р. откупа, снял осаду. Затем войско Едигея начало грабить города поменьше — Верею, Серпухов, Коломну и другие, но из-за смуты в Орде Едигею пришлось вернуться туда.

Между прочим, борьба за власть за спиной Едигея была инспирирована Василием Московским по дипломатическим каналам — так же поступит в 1480 г. его внук Иван III. От контактов же с Едигеем Василий успешно уклонялся, когда в 1412 г. сын Тохтамыша Джелал-ад-Дин захватил ордынский престол, Василий приехал к нему с богатыми дарами. Эта поездка почему-то совпала (!) с покушением на Джелал-ад-Дина, завершившимся гибелью последнего, и воцарением Керим-Берды, брата убитого. Учитывая, что Керим-Берды до этого четыре года прожил у Василия, можно считать, что Москва помогла Кериму захватить власть. Правда, продержался он у власти всего два года и был убит другим своим братом — Келек-ханом.  Так что больших выгод от пребывания на престоле Золотой Орды своего ставленника Василий получить не успел.

Ордынские усобицы очень помогли Москве набраться сил, но, к сожалению, после смерти Василия I в  1425 г. князем стал  десятилетний Василий II, и уже в Московском княжестве началась длительная и тяжелая междоусобица — феодальная война, которая шла около 20 лет и серьезно отбросила княжество вспять. Лишь к 1453 г. положение было нормализовано.  К этому времени родившийся в 1440 г. Иван Васильевич, будущий Иван III, фактически стал соправителем своего ослепленного в ходе феодальной войны отца Василия II Темного.

После смерти отца Иван III в возрасте 22 лет стал великим князем. Он продолжил политику деда и отца, объединяя земли вокруг Москвы. Действовал осторожно и расчетливо, полководцем не был, осуществляя общее стратегическое руководство. Забегая вперед, скажем, что во время «Стояния на Угре» 1480 г. заслужил обвинение в трусости от митрополита Вассиана Рыло (предупреждая возможные вопросы по поводу столь странного прозвища — оно получено за пристрастие рыть пруды при монастырях). Главным делом Ивана III в расширении подвластных земель стало подчинение Великого Новгорода. Вначале разгромив новгородцев в битве на реке Шелони в 1471 г, Иван III завершает  окончательно присоединение Новгорода в 1477-1478 гг.

Замысел Ахмата

Тем временем одновременно с усилением Москвы все больше слабела Золотая Орда. В 30-60 гг. XV в. она распалась на несколько государств: Большую Орду, Сибирское ханство, Казанское ханство, Крымское ханство, Ногайскую Орду.

Распад Золотой Орды. Середина XV в., фото
Распад Золотой Орды. Середина XV в.

Собственно Золотая Орда перестала существовать. Для Руси наступила реальная возможность избавиться от зависимости. Однако все было непросто и неоднозначно. Дело в том, что хан Большой Орды Ахмат (Ахмед) не желал терять былое могущество. Еще в 1472 г. он предпринял поход, но русское войско отбило его. Вскоре Иван III прекратил выплату дани. Но Ахмат, несмотря на неудачу похода 1472 г., не отказался от своих замыслов восстановить власть над Русью. Обстановка для этого сложилась благоприятная.

  • Во-первых, как ни странно, успехи Москвы в собирании земель сыграли и отрицательную роль: усиление Московского княжества обеспокоило Польшу, Литву и Ливонский орден, и они собирались вмешаться в дела восточного соседа.
  • Во-вторых, братья Ивана III — Андрей и Борис — готовились к мятежу, недовольные тем, что Иван забрал себе все земли их умершего брата Юрия.

Стояние на Угре

Стояние на Угре произошло весной 1480 г., тогда Ахмат двинулся на Русь. Ивану III стало известно, что Ахмат договорился с польским королем Казимиром о совместном нападении. И в довершение всего Ливонский орден бросил крупные силы против Пскова. Ахмат двигался медленно, ожидая подхода сил Польши. Он знал о событиях столетней давности, когда Мамай не дождался Ягайло и потерпел сокрушительное поражение на Куликовом поле. Кроме того, Ахмат, очевидно, понимал, что в отличие от Мамая у него нет возможности справиться с Русью в одиночку. Иван же, узнав о нападении, направляет полк за полком по мере их формирования на Оку, где проходила засечная черта. Каждый полк занимал определенное место.

Фрагмент диорамы П. Рыженко "Великое стояние на Угре", фото
Фрагмент диорамы П. Рыженко «Великое стояние на Угре»

Восьмого июня в Серпухов ушел с большим отрядом Иван Иванович Молодой, старший сын великого князя. Сам Иван III выступил из Москвы 23 июля, заняв позиции в Коломне. Ахмат, ожидая подхода сил Казимира, тем временем повернул на запад, навстречу союзнику. Кроме того, такой манёвр позволял ему обойти засечную черту (Ахмат понимал, что штурмовать ее будет непросто) и выйти к Москве с юго-запада, в обход засеки. Следует отдать должное разведке Ивана III — ему стало известно о перемене направления движения ордынцев, и он немедленно приказал Ивану Молодому выступить к Калуге, на реку Угру, левый приток Оки, чтобы создать заслон надвигающейся угрозе.

Ахмат же в сентябре форсировал Оку и пошёл к Угре с запада, двигаясь по территории Литвы. Собственно, Угра стала местом противостояния потому, что по ней проходила граница Руси и Литвы. Сам же великий князь 30 сентября покинул войска и отправился в Москву. В оценках этого события источники расходятся.

  • По одним, Иван III запаниковал, так что Вассиан Рыло именно сейчас прямо обвинил его в трусости. Великую княгиню — Софью Палеолог  отправили в Белоозеро, подальше от Москвы, а сам князь укрылся в Красном сельце. Лишь матушка Ивана III отказалась бежать из Москвы. Более того, Иван вызывал к себе сына, но тот отказался явиться к отцу.
  • По другим источникам, Иван III проявил не трусость, а разумную осторожность — на случай военной неудачи. Князь отдал распоряжения по подготовке Москвы к возможной осаде, примирился с братьями, а затем вернулся в войско, выбрав для ставки город Кременец, расположенный в 60 верстах от устья Угры. Туда к нему прибыли дружины братьев — Андрея и Бориса. Тем временем Ахмат (кончалась первая декада октября, и река Угра вскоре могла замерзнуть) приказал войску переправиться на русский берег. Несколько попыток ордынцев форсировать Угру были отбиты русскими войсками. Первая серьезная попытка захватить брод была предпринята Ахматом 8 октября. Атака была отбита — русские воины умело использовали огнестрельное оружие, которого не было у ордынцев.
Полевая пушка конца XV в. , фото
Стояние на Угре: используемая там полевая пушка конца XV в.

В прибрежных побоищах прошло четыре дня, но захватить плацдарм на русском берегу враги так и не смогли. К тому же в русских городах, находившихся под властью Литвы, поднялось восстание — не столько против Казимира, сколько против Ахмата. И хан, прекратив попытки форсировать Угру, направил часть войска на его подавление.

Стояние на Угре. Миниатюра Лицевого летописного свода (XVI в.), фото
Стояние на Угре. Миниатюра Лицевого летописного свода (XVI в.)

Таким образом, для Ахмата все складывалось очень неудачно. К тому же и его надежды на благоприятные обстоятельства для нападения на Русь начали рушиться. Дело было не только в том, что он не смог переправиться через Угру. Иван III переиграл Ахмата дипломатически.

  • Во-первых, Ахмат напрасно терял время, ожидая подхода польских сил — посольство Руси, отправленное в Крым еще прошлой зимой, узнало, что крымский хан Менгли-Гирей собирался летом напасть на владения Казимира, и богатыми дарами укрепило его намерение. Так что летом 1480 г. Казимиру было не до похода на Русь — он прочно увяз в войне с Крымом.
  • А во-вторых, поскольку владения Ахмата остались практически незащищенными, туда была направлена «судовая рать» — отборный отряд на ладьях-ушкуях под предводительством хана Нурдовлета городецкого и воеводы князя Василия Ноздреватого звенигородского. Так что дома Ахмата ждал неприятный сюприз.

26 октября 1480 г. военная ситуация резко изменилась — Угра покрылась льдом. Теперь ордынцам были не нужды броды — по льду реку можно будет перейти в любом месте. И Иван III уже в первую неделю ноября неожиданно для Ахмата отводит войско к Кременцу. Решение было неожиданным, но стратегически правильным — смысла в обороне бродов больше не было, ордынцы могли ударить в любом месте и прорвать растянутую оборону войска Ивана III. Однако Ахмат так и не ударил. Более того, буквально через несколько дней, 11 ноября, он отдал приказ уходить. Стояние на Угре завершилось.

Стояние на Угре, фото
Стояние на Угре

Правда, на прощание Ахмат прислал Ивану III грамоту с требованием подчинения и выплаты дани, но теперь кроме смеха это требование ничего вызвать не могло. Ахмат ушёл. Голодное, обносившееся, деморализованное ордынское войско вторглось в пределы Литвы, разгромив и ограбив ряд городов. Однако неудача осталась неудачей, и когда Ахмат возвращался в Орду, на него напали войска сибирского хана Ивака и ногайские татары. В одной из стычек Ахмат погиб. Так бесславно закончилась попытка Орды вернуть былое могущество. С ордынской зависимостью было покончено навсегда.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.