Печатник Иван Фёдоров, фото

Культура конца XV-XVI вв.

Конец XV-XVI вв. — это период образования и укрепления единого Российского государства, что не могло не отразиться на развитии культуры. Культура конца XV-XVI вв. постепенно теряет местные традиции и особенности, становясь общероссийской. Более весомо в произведениях звучат мотивы патриотизма, национальной гордости. С другой стороны, они начинают испытывать давление самодержавной тирании, а в конце концов и опричного террора.

Народное творчество

Памятники фольклора эпохи конца XV-XVI вв. — это сказки, исторические песни, пословицы и поговорки. Много сказок и песен связано с образом Ивана Грозного. Сам царь, кстати, в послании к старцам Кирилло-Белозерского монастыря использовал ряд пословиц: «Жалует царь, да не жалует псарь»; «дати воли царю, ино и псарю». В «Сказке о Борме-Ярыжке» ее герой добывает для Ивана Грозного знаки царского достоинства, совершив путешествие в Вавилон. Вероятно, данная сказка составлена по мотивам «Повести о Вавилонском царстве», сюжет которой был переделан под современные для рассказчиков события — взятие Казани, укрепление Российского государства.

Сказка о Борме-Ярыжке, фото

В сказках второй половины XVI в. образ Ивана Грозного сильно идеализируется, царь предстает справедливым, мудрым судьей, защитником бедного люда, борцом с боярами(!) — вероятно, именно расправы с боярами и послужили созданию такого образа царя. Авторы сказок не поняли, что цель борьбы с боярами — укрепление самодержавной власти, а не защита крестьян. Исторические песни прославляли взятие Казани, покорение Сибири.

Литература, летописание, публицистика

Повести, летописные своды, различные сказания конца XV-XVI вв. выражали идеи величия великокняжеской и царской власти, мировой роли России.

Культура конца XV-XVI вв.: лицевой летописный свод XVI в., фото
Лицевой летописный свод. XVI в.

Большие летописные своды впервые были составлены в XVI в. Таковы Никоновский, Воскресенский, Вологодско-Пермский. Никоновский лицевой свод, появившийся во второй половине правления Ивана IV. был иллюстрирован почти 16 тысячами миниатюр-«лиц», отсюда название — лицевой. Центральной мыслью свода является идея величия русского самодержавия, его централизаторской политики. Хотя надо сказать, что еще в «Хронографе» 1512 г. высказана мысль, что «наша… Российская земля… растет и младеет и возвышается». А «Повесть о Вавилонском царстве» и «Сказание о князьях Владимирских» обосновывают идеи преемственности власти византийских императоров от правителей Вавилона и выводят родословную московских правителей от римского императора Октавиана Августа. Этим, кстати, однажды воспользовался Иван IV в письме к шведскому королю, заявив без тени сомнения о своем родстве с «Августом кесарем».

В середине XVI в. создаются яркие публицистические произведения. Происходящие в обществе перемены активно, зачастую страстно обсуждаются. Так, дворянин Иван Пересветов (ряд историков считают личность Пересветова фиктивной, а авторство его произведений приписывают А.Адашеву и Ивану IV) выступает сторонником сильной царской власти, опирающейся на  союз с дворянством. Идеи Пересветова очень близки политике Избранной рады. Он выступал за завоевание Казанского ханства, предлагал ограничить влияние бояр, был противником холопства и кабальной зависимости.

К числу интереснейших публицистических сочинений второй половины XVI в. относятся письма Ивана IV и князя Андрея Курбского друг другу. Царь обосновывает свои идеи о неограниченной самодержавной власти, а Курбский считает, что царь должен править с «мудрыми советниками».

Ф. Карпов, сокольничий Василия III, сожалеет о несовершенстве общества, осуждает распри, хищения, призывает правителей не только нести в мир правду, но и (добро должно быть с кулаками?) «искоренять злых, которые не хотят излечиться и любить Бога».

Ну и, конечно, нельзя не вспомнить прославленный «Домострой» —  своеобразный учебник домоводства, сборник правил и советов на все случаи жизни. Окончательная его редакция составлена Сильвестром как назидание молодому Ивану IV, который вступал в семейную жизнь, но не получил нормального воспитания в детстве.

Кроме этого, в XVI в. были изданы особые сборники духовных текстов, предназначенные не для богослужения, а для домашнего чтения — Четьи-Минеи. (Четьи — значит, предназначенные для чтения, Минеи — так как повествования излагаются по порядку месяцев и дней).

Четьи-Минеи. Август, фото
Четьи-Минеи. Август

Культура конца XV-XVI вв.: просвещение и наука

Важнейшее значение для развития науки и просвещения имело распространение в России книгопечатания. Еще в царствование Ивана III Варфоломей Готан из Любека некоторое время издавал книги в Москве, когда же он в 1496 г. решил вернуться на родину, то, по свидетельству любекской хроники Реймара Кока, был убит и ограблен. Через полвека Иван IV вновь завел в Москве типографию, где Иван Федоров в 1564 г. издал первые русские книги «Апостол», «Часослов» и другие.

Центрами грамотности и просвещения оставались монастыри и церкви. Монахи и дьяки становились «мастерами грамоты», уча как детей, так и желающих взрослых. Так, новгородский архиепископ Симеон в детстве обучался грамоте в родной деревне под Москвой. В курс обучения входили азбука, письмо, арифметика, изучали Часослов — сборник молитв по часам церковной службы, Псалтирь — псалмы царя Давида. Обучение было как индивидуальным, так и коллективным — в общей школьной комнате.

Появились первые учебные пособия по грамматике — книги Максима Грека «Начала грамоты греческой и русской», «Предисловие о буковице, рекше об азбуце», по арифметике — «Книга, рекома по-гречески Арифметика, а по-немецки Алгоризма, а по-русски цифирная счетная мудрость».

Постепенно систематизировались накопляемые научные знания, имевшие, как правило, прикладной характер.

  • Так, изготовление пушек, пищалей требовало знаний в области металлургии, физики.
  • Строительство каменных крепостей, церквей, дворцов не могло обойтись без измерительных инструментов, математических расчетов.
  • Солеварное и поташное дело, иконопись, медицина способствовали накоплению и систематизации химических знаний, сведений о лекарственных травах и т. п.
Русская пищаль «Волк», XVI в., фото
Русская пищаль «Волк», XVI в. Культура конца XV-XVI вв.

Исторические знания накапливались в летописях, хронографах, создавались словари — греческий, половецкий, татарский и другие; купцы, послы, паломники писали «Хождения» — повествования о дальних странах, составляли карты-«чертежи» земель, которые повидали. Развития географических знаний требовала торговля, так, Иван IV обещал награду за открытие морского пути в Китай и Индию.

Во второй половине XVI в. были написаны несколько детальных руководств в различных областях деятельности: учебник по писцовому делу, статья «О земном верстании, как землю верстать», в которой землемеров учили находить на местности площади участков различной конфигурации — квадратов, трапеций, треугольников и др., инструкция по солеваренному делу «Роспись, как зачать делать новая труба в новом месте». А для  нужд церкви еще в конце XV в.новгородский архиепископ Геннадий и митрополит Зосима из Москвы составили пасхалии — таблицы с указанием дат Пасхи и других праздников по годам.

Культура конца XV-XVI вв.: архитектура и живопись

На рубеже XV-XVI вв. оформляется Кремлевский ансамбль в Москве. Стены и башни Кремля, Успенский, Архангельский и Благовещенский соборы, Грановитая палата возводились как итальянскими (Аристотель Фиораванти, Пьетро Солари, Алевиз Новый), так и русскими (Василий Ермолин) зодчими. Архитекторы работали в традициях древнерусского, прежде всего владимиро-суздальского, зодчества, используя также приемы итальянской архитектуры эпохи Возрождения.

Кремлевский ансамбль, фото
Кремлевский ансамбль. Источник: https://www.pressa.tv/uploads/posts/2013-09/1378802790_3.jpg

И, конечно, облик Красной площади немыслим без собора Василия Блаженного (храма Покрова-на-Рву), построенного в честь взятия Казани.

Храм Василия Блаженного, фото
Храм Василия Блаженного

Кроме традиционного, в церковном зодчестве распространяется шатровый тип храма, по типу деревянных церквей. Выдающимся образцом этого стиля стала церковь Вознесения в царской резиденции — селе Коломенском, построенная по случаю рождения Ивана IV.

Церковь Вознесения Господня в Коломенском, фото
Церковь Вознесения Господня в Коломенском

Ввиду больших масштабов каменного зодчества в 1580-е гг. был создан специальный Приказ каменных дел. В его ведении находились строительные работы, заготовка материалов, сбор рабочих из разных городов России. А масштабы работ были действительно велики. В Москве Белый город, расположенный в пределах современного Бульварного кольца, был окружен крепостной стеной. Соборы и крепостные стены возводились в монастырях, например, Троице-Сергиевом, Соловецком.

Соловецкий монастырь, фото
Соловецкий монастырь

В иконописи и фресковой живописи конца XV-начала XVI вв. славился мастер Дионисий и его сыновья. Они писали иконы Успенского собора в Кремле, фрески Ферапонтова монастыря. В иконопись XVI в., особенно со второй его половины, проникали жанровые мотивы, появлялись элементы реализма.

После Стоглавого собора церковь усиливает контроль над иконописцами, живопись становится государственным делом. Так, вскоре после взятия Казани была написана икона «Церковь воинствующая» («Благословенно воинство Небесного Царя»), прославляющая русское воинство и молодого царя.

Церковь воинствующая, фото
Икона Церковь воинствующая. Автор: Anonymous, attributed to Athanasius, Общественное достояние

Росписи Золотой палаты в Кремле посвящены также историческим событиям. В конце XVI в. получили широкую известность иконы так называемого «строгановского письма». В этом стиле работали Прокопий Чирин, Истома Савин и др. Очевидно, название стиля связано с тем, что эти мастера часто работали по заказам знаменитых Строгановых — своего рода соляных олигархов. Иконы строгановского письма отличаются декоративностью, изяществом прорисовки, миниатюрностью.

Никифор Савин. Чудо Федора Тирона. Московская икона строгановского письма, фото
Никифор Савин. Чудо Федора Тирона. Московская икона строгановского письма

Однако рост технического совершенства, мастерства живописцев — это одна сторона живописи конца XVI в. По мнению ряда специалистов, в это время происходит своеобразная потеря монументальности, глубины искусства, присущих эпохе А.Рублева и Ф.Грека.

 

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.