Борьба против ордынского владычества, восстание в Твери, фото

Борьба против ордынского владычества

Несмотря на тяжелейший разгром, разорение и огромные людские потери, борьба против ордынского владычества началась на Руси практически сразу после Батыева нашествия. В 1257 г. ордынские «численники»  –  чиновники, ведущие перепись населения – работали в Суздальской земле (киевляне были переписаны еще в середине 40-х гг.), и вести об этом дошли до Новгорода. Заметим, что Новгород нашествию не подвергался, весной 1238 г. Батый повернул войско на юг от Игнач-креста, расположенного в 100 верстах от города. Разумеется, новгородцам очень не хотелось подвергаться переписи, тем более что они отбились от натиска крестоносцев.

Борьба против ордынского владычества: восстание в Новгороде

Александр Невский, который в 1251 г. принял ярлык на княжение из рук Батыя, считал, что оказать сопротивление Орде Руси пока  не по силам. Новгородцы, однако, не разделяли мнение князя и от переписи отказались. Началось восстание, погиб посадник, сторонник позиции Невского Михаил. Позиции горожан разделились – против переписи активно выступили так называемые «меньшие люди», городская верхушка была готова подчиниться Орде. Княжил в Новгороде Василий Александрович, сын Невского.

Борьба против ордынского владычества: восстание в Новгороде, миниатюра, фото
Борьба против ордынского владычества: восстание в Новгороде против переписи населения. Миниатюра

Василий и посадник Михаил (Михалко Степанович) были навязаны городу волей Александра, так как Василий ранее новгородцами был изгнан, а пригласили они его дядю, Ярослава Ярославича Тверского. Тем не менее, на этот раз позиции Василия и части горожан совпали.

Для наведения порядка в город двинулся сам Александр Невский совместно с ордынцами. Василий бежал в Псков, а Невский, жестоко расправившись с зачинщиками восстания – «овому носа урезаща, а иному очи выимаша» –  приказал сыну ехать в Суздаль, ордынцев  же задобрил богатыми дарами, разумеется, за счет мятежного Новгорода.

Восстание в Великом Новгороде, миниатюра, фото
Борьба против ордынского владычества: восстание новгородцев против переписи населения

Зимой 1259 г. ордынские численники под охраной дружинников Невского прибыли в  город. Вновь вспыхнувшее сопротивление было подавлено, и перепись состоялась. Это было одно из первых выступлений против ордынского владычества. Заметим, что Александр Невский выступил здесь на стороне татар.

Борьба против ордынского владычества: восстание Галицко-Волынского княжества

Однако такой была позиция не всех князей. Галицко-Волынское княжество во главе с князем Даниилом – участником битвы на Калке – решилось на открытое выступление против ордынцев еще в 1254 г. Даниил выступил против Куремсы – ордынского полководца. Войско Куремсы было отогнано от Луцка и Владимира-Волынского. Развивая успех, галичане выбили татар из Болохова, Межболотья и ряда других городов. Это были первые поражения ордынцев в русских землях.

Даниил Галицкий на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде, фото
Даниил Галицкий на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.
Автор: Дар Ветер

Однако в 1256-1259 гг. хан Бурундай по сути изгнал Даниила, тот бежал в Польшу, а укрепления ряда городов, в том числе Владимира, были разрушены по требованию татар. Таким образом, в действиях Александра Невского и Даниила Галицкого прослеживаются две различные позиции по отношению к Орде и Западу.

Два подхода: Александра и Даниила

Александр, как известно, был непримиримым врагом крестоносцев, но полагал, что татары для Руси менее опасны, и стремился любой ценой сохранить с ними мир. Вероятно, он понимал невозможность сопротивления Орде, его несвоевременность.



Даниил же сделал ставку (заметим, весьма рискованную) на союз с Папой Римским, который через своих представителей обещал организовать крестовый поход против монголов, если Даниил примет католичество. По предложению папы Иннокентия IV Даниил согласился стать «королем Руси», но в объявленный папой крестовый поход рыцари так и не пошли.

Поход, кстати, был объявлен в 1253 г., именно поэтому, возможно, Даниил и решился на восстание в 1254-м. Католичество же Даниил так и не принял, и когда пришёл Бурундай, князь обратился за помощью к новому папе, Александру IV, но тот остался глух к его просьбе.

Борьба против ордынского владычества: восстания в Северо-Восточной Руси

1262 г. ознаменовался сразу целым рядом восстаний в Северо-Восточной Руси. Началось всё в Ростове, а затем восстали Владимир, Суздаль, Ярославль и Великий Устюг. Поводом послужило введение ханами откупной системы сбора дани. Право на откуп получили купцы-мусульмане – летописные «бесермены». Причём ситуация сложилась весьма любопытная.

Дело в том, что Ордой – улусом Джучи – правил в это время хан Берке, младший брат умершего в 1256 г. в возрасте 46 лет Батыя. Великий хан Монгольской империи Хубилай прислал сборщиков дани, Берке же был не прочь избавиться от них, собирая дань в свою казну. Процедура сбора вызвала протест, так как

«Люди христианские попадали в рабство в резах и басурмане уводили многие души христианские в разные земли».

Имеется в виду, что откупщики взимали с населения дань с процентами – в этом и была для них выгода откупа – что и вызывало массовое недовольство. Восстание имело ряд особенностей.

  • Во-первых, оно началось практически одновременно в ряде городов Суздальской Руси.
  • Во-вторых, ненавистные откупщики были изгнаны из городов, убит был лишь некто Зосима, бывший монах, который, приняв ислам, «творил христианам великую досаду, ругался над крестом и святыми церквами» (данные разнятся, по ряду источников, сборщики дани тоже частично были перебиты).
  • В-третьих, вопреки ожиданиям, Орда не учинила расправы над непокорными горожанами.

Все это заставляет рассмотреть гипотезу, согласно которой данный «мятеж» был инспирирован Александром Невским по просьбе Берке. Последний готовился к войне со своим двоюродным братом Хулагу и нуждался в деньгах. Война, кстати, началась в этом же, 1262 г. Поэтому изгнание имперских даньщиков было для Берке весьма кстати.

Великому же хану Хубилаю тоже было не до проблем далекого улуса Джучи (так монголы называли Золотую Орду), он был занят войной со своим братом Ариг-Бугой. Тем не менее Берке, конечно, было проще свалить вину на русских князей, чем своей властью изгонять сборщиков дани, рискуя всё же вызвать конфликт с Хубилаем. Однако это лишь предположение, объясняющее, правда, и одновременность городских выступлений, и относительную мягкость восстания, и его безнаказанность.

Кроме того, в пользу данного предположения говорит ещё одно обстоятельство. Готовясь к войне, Берке потребовал, чтобы русская рать отправилась с ним на Хулагу.  Осенью 1262 г. Александр побывал у Берке и добился отмены мобилизации (пробыл Александр в Орде почти год, заболел, возможно, был отравлен, и умер на обратном пути в ноябре 1263 г.) А позже откупная система сбора дани была отменена, и сбор податей перешел в руки князей.

Второе восстание в Ростове

В 1289 г. вновь произошло восстание в Ростове. И здесь было всё опять-таки непросто. Дело в том, что на Руси разгорелась междоусобица. Связано это было с тем, что в Орде произошёл раскол – в Сарае на Нижней Волге правил хан Телебуга, в западной же части Орды власть захватил могущественный Ногай, сподвижник Берке.

Ногай принадлежал к древнейшему монгольскому роду Борджигинов, от которого произошли собственно Чингизиды. Именно Ногай водил в 1262 г. войска Берке на Хулагу. После смерти Берке Ногай «отложился» от Сарая и обосновался в западной части Орды, наведя такого страху на византийского императора Михаила VIII Палеолога, что тот выдал за него (мусульманина!) свою внебрачную дочь Ефросинью.

Княжили в Ростове в это время братья Дмитрий и Константин, сыновья Бориса Васильковича. Старший, Константин,  сидел собственно на ростовском престоле, а Дмитрий княжил в Угличе. Когда Орда раскололась, Дмитрий поддержал Ногая, а Константин – Телебугу. В 1288 г. Константин согнал брата с княжения, однако его успех был временным.

Уже через год  Дмитрию удалось взять реванш, причём он не только вернул себе Углич, но занял и Ростов. Константин отправился к Телебуге за помощью. Однако помощь Дмитрию подоспела раньше – в город вошёл отряд воинов Ногая. Очевидно, что татары начали притеснять горожан, в итоге те восстали и выгнали татар из города.

Тем временем Константин возвратился в Ростов, и братья примирились, Дмитрий признал власть Телебуги, и братья совместно княжили в Ростове. Интересно, что как и в 1262 г., специальных карательных мер со стороны Орды не последовало.

Карательные меры монголо-татар

Однако не нужно считать, что всё было так безмятежно. Ещё раньше, в 1281 г., состоялся карательный поход Орды против старшего сына Александра Невского Дмитрия, сторонника Ногая, которого хан Менгу-Темир  хотел заменить на другого сына Невского – Андрея. Соответственно, пострадали лишь владения Дмитрия и его сторонников. В следующем году Менгу-Темир умер, и его место занял хан Туда-Менгу. Влияние Ногая возросло, и Дмитрий вернулся на великое княжение.

Летом 1293 г. русские земли подверглись гораздо более разрушительному нашествию. Так называемая «Дюденева рать» –  вел татар Тудан, в русских летописях именуется Дюдень, брат хана Тохты – сравнима по масштабам с самим батыевым нашествием. Было разгромлено 14 городов – столько же, сколько Батый разгромил в Северо-Восточной Руси зимой 1238 г.

Однако это не был карательный поход в «чистом» виде. Причиной его вновь стала междоусобная  борьба князей. Власть продолжали делить сыновья Александра Невского – Дмитрий и Андрей, тянулось это с 1281 г. Дмитрий занимал владимирский великокняжеский престол, а  Андрей княжил в Городце. Хан Тохта, сменивший Туда-Менгу, был ставленником Ногая. Андрею в 1293 г. удалось получить великокняжеский ярлык (несмотря на то, что Дмитрий был сторонником Ногая, Андрей убедил ордынцев, что тот утаивает часть дани, и путем интриг добился своего).

Против Дмитрия была отправлена военная экспедиция во главе с Туданом. Дмитрий бежал в Псков, где вскоре умер. Несмотря на то, что Дмитрий не вступил в бой, ордынцы подвергли русские земли страшному погрому – «татары положила всю землю пусту». Андрей получил великокняжеский престол и проклятие русичей. По словам Н.М.Карамзина,

«Никто из князей Мономахова рода не сделал больше зла Отечеству, чем сей недостойный сын Невского».

Андрей Александрович умер в 1304 г., и после его смерти основная борьба за первенство на Руси происходила между Москвой и Тверью – при активном участии Орды.

Борьба русских князей между собой

Данил Александрович, младший сын Александра Невского, получил от отца в наследство Московское княжество – одно из самых ординарных княжеств Владимирской Руси. Однако в результате усилий князя Даниила и его сына Юрия в 1300 г. в него вошла Коломна, а в 1303 г. Можайск вместе с их землями.

Бездетный внук Невского Иван Дмитриевич завещал Москве Переяславское княжество. Однако вскоре Юрию Даниловичу пришлось вступить в борьбу со своим двоюродным дядей Михаилом Ярославичем, который княжил в Твери. В 1304 г. Михаил получил ярлык на великое княжение.

Однако Юрий сделал весьма оригинальный ход – в 1317 г. он женился на сестре хана Узбека Кончаке, получившей при крещении имя Агафья. Разумеется, хан охотно дал ярлык своему новоиспеченному зятю, кроме того, тот получил титул гургана  – зятя Чингизидов (между прочим, второй по значению в Орде!). Однако брак был недолгим.



Юрий двинулся на Тверь, и 22 декабря того же 1317 г. Агафья попала в плен в ходе Бортеневской битвы. Вскоре она умерла в Твери, были слухи, что её отравили. Юрий тут же выехал в Орду, Михаил прибыл туда позже, когда Узбек уже, очевидно, поверил в его виновность со слов московского князя.

Михаил Ярославич Тверской у хана Узбека. Рисунок В.П.Верещагина, фото
Михаил Ярославич Тверской у хана Узбека. Рисунок В.П.Верещагина

Иван Калита

Михаила казнили в Орде, но впоследствии, в 1325 г.  его сын Дмитрий Грозные Очи там же, в Орде, убил Юрия Даниловича, за что и сам был убит. Московским князем стал брат Юрия Иван Данилович, известный как Иван Калита, но ярлык на великое княжение владимирское достался тверскому князю Александру Михайловичу, младшему брату Дмитрия.

«Убийство в Орде первого Великого князя Москвы Юрия Даниловича» неизвестного художника, вторая половина XIX века, фото
«Убийство в Орде первого Великого князя Москвы Юрия Даниловича». Картина неизвестного художника, вторая половина XIX века

В 1327 г. в Твери началось стихийное восстание против ордынского баскака Чолхана (Щелкана). Тот силой отобрал понравившегося ему коня у дьякона одной из тверских церквей, обиженный дьякон ударил в набат, собралось вече, и горожане напали на татар. Чолхан укрылся в княжеском дворце, и горожане сожгли его. Узнав о восстании, Иван Калита спешит к Узбеку и ведет татарское войско в карательный поход на Тверь.

Александр Михайлович бежал в Литву, однако, вопреки ожидания Ивана Калиты, ярлык достался не ему, а суздальскому князю Александру Васильевичу. Лишь после его смерти в 1332 г. великим князем стал наконец Иван Данилович Калита. Он старательно расширял свои владения, собирал дань со всей Руси, исправно отвозя её в Орду, однако, очевидно, часть её оставалась в кремлевских подвалах.

Мощь Москвы – по сути, Московско-Владимирского княжества – неуклонно росла. Сыновья Калиты Симеон Гордый и Иван Красный продолжали политику отца, укрепляя положение Москвы как политического центра Руси. А в 1359 г. московским князем стал 9-летний Дмитрий Иванович, будущий Дмитрий Донской, победитель хана Мамая в Куликовской битве – первой крупнейшей победе Руси над Ордой.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.